Птицы Среднего Поволжья
21/08/2019 05:34:41
Навигация
· Главная
· Карта сайта
· Библиотека
· Статьи
· Определитель
· Библиотека файлов
· Форум
· Фотогалерея
· Каталог ссылок
· Категории новостей
· Карта Среднего Поволжья
· Кольцевание хищных птиц
· Веб-ГИС "Хищные птицы"
· Контакты
· Поиск
· FAQ
· Вступить в клуб
Случайная картинка
Длиннохвостая неясыть
Длиннохвостая неясыть

Альбом: Фотоальбом Виталия Гориховского
Конкурс

Конкурс «Соколиный глаз - 2015»

Осталось дней до окончания приема результатов:

0
Прием закончен

Тема на форуме

Рекомендуем!

КРАСНАЯ КНИГА
Ульяновской области

Скачать (105 мб)


КРАСНАЯ КНИГА
Нижегородской области

Скачать (245 мб)


КРАСНАЯ КНИГА
Самарской области

Скачать (294 мб)


Скачать Красные Книги других регионов


Птицы города Ульяновска

Скачать книгу «Птицы города Ульяновска»


Полевой атлас-определитель птиц, птичьих гнезд и голосов птиц
средней полосы России

Полевой атлас-определитель для мобильных устройств на платформе Android

Сейчас на сайте
· Гостей: 3

· Пользователей: 0

· Всего пользователей: 951
· Новый пользователь: surgeon
Темы форума
Новые темы
· Весна 2016(Ульяновск...
· Татарстан. Весна-лет...
· Совместные выезды (в...
· интересные находки...
· Зима 2015/2016 (Улья...
Обсуждаемые темы
· Что это за птичка... [1530]
· Встречи птиц в Ре... [904]
· Птицы Ульяновской... [360]
· Птицы Татарстана ... [284]
Последние комментарии
Новости
Коллеги из Татарстана,...
[b]radik[/b], фото не...
Может в логотипе испол...
[b]budda[/b], Замечат...
Удачи в новом сайте,а ...
Статьи
"...считать положитель...
Две цитаты из одного и...
Ой, прекрасная фраза: ...
Содержание сборника ко...
Вероятно в Оренбурге у...
Фотографии
хрустящий ;)
тоже за ушастую...
Да! Достойная птица, и...
Изумительная красота!!...
Ещё бы Макс обосновал ...
Новая фотогалерея
клевое фото!
Бедный бедный щегол ((...
ястреб с трофеем))))...
красочно!:)
хорош момент! чеглок...
Наш баннер

Поместите наш баннер на главной странице вашего сайта:

Птицы Среднего Поволжья

И мы разместим ваш баннер у себя.

Птицы Ульяновской области: СТО ЛЕТ ПОСЛЕ БУТУРЛИНА
Бородин О. В. Птицы Ульяновской области: сто лет после Бутурлина // Бутурлинский сборник. Материалы I Всероссийской научно-практической конференции, посвящённой памяти С. А. Бутурлина. – Ульяновск: Издательство «Корпорация технологий продвижения», 2003. – С. 144-166.


Птицы Ульяновской области: СТО ЛЕТ ПОСЛЕ БУТУРЛИНА
Бородин О. В.
Симбирское отделение Союза охраны птиц России

Как повлиял бурный ХХ век на птичий мир нашего края, какие изменения произошли за это время в видовом разнообразии, численности и распределении птиц? Ответы на эти вопросы требуют обширного научного материала. К сожалению, имеющаяся информация довольно фрагментарна. Одной из важнейших работ по птицам региона остаётся книга Б. М. Житкова и С. А. Бутурлина "Материалы для орнитофауны Симбирской губернии" (1906). Её рукопись была готова в 1899 г. и отражает состояние орнитофауны в конце XIX века. Эта книга сама по себе не является исчерпывающим источником по орнитофауне региона, т. к. посвящена неворобьиным (преимущественно охотничьим) птицам и написана по материалам исследований на ограниченной территории – в основном в Присурье и окрестностях Симбирска. Да, есть ещё статьи С. А. Бутурлина, рассеянные в малодоступных ныне охотничьих журналах, существует также работа М. Д. Рузского (опять же по орнитофауне Присурья) "Орнитологические наблюдения в Симбирской губернии" (1894). Вот и всё, что может помочь представить нам, какой была орнитологическая обстановка сто лет назад. В этих трудах мы редко где найдём цифры, которые могут дать представление об обилии или плотности населения пернатых. На заре XX века учёты численности птиц не проводились и было принято оценивать её относительными категориями: "редкий", "обычный", "многочисленный", которые очень субъективны.
В течение последующих более чем семи десятилетий о птицах Симбирской губернии–Ульяновской области было написано непростительно мало (Волчанецкий, 1924а, 1924б; Лентовский, 1926; Положенцев, Вебер, 1937; Доброхотов, Кнорре, 1941; Попов и др., 1954; Абрахина, 1968; Ларина и др., 1970). Следующая крупная работа по региону, монография "Птицы Волжско-Камского края", вышла лишь в 1977-78 гг. Современных сведений, собранных на территории нашей об¬ласти, в ней немного – авторы ссылаются, в основном, на труды Б. М. Житкова и С. А. Бутурлина. Ценно то, что здесь впервые приводится полный список птиц Ульяновской области, составленный местным краеведом и зоологом И. Б. Абрахиной.
Лишь в последней четверти XX века в Ульяновской области появилась группа орнитологов-любителей, которые кроме основной работы зани¬мались и занимаются сбором фактического материала по фауне птиц Ульяновской области, вопросами их биологии и охраны, пропагандой и образованием в области орнитологии. В эти годы закладывается новый этап в изучении птиц нашего региона: осуществляется в основном накопление фаунистического материала, необходимого для новой инвентаризации орнитофауны в связи со значительными ее измене¬ниями в последние десятилетия, наибольшее внимание уделяется редким видам. Эти дан¬ные стали регулярно публиковаться в научной печати.
***
Несмотря на нехватку научных сведений о состоянии орнитофауны в разные годы, попытаемся сопоставить то, что было и то, что осталось. Именно, не "стало", а "осталось", т. к. по нашим оценкам численность многих видов птиц Среднего Поволжья сократилась за это время в десятки и сотни раз.
Что касается причин такой трагедии, несомненно, главная – это небывалое, резко усилившееся давление хозяйственной деятельности на природу. До революции Симбирская губерния была небогатой сельскохозяйственной территорией, а город Симбирск, почти лишённый промышленности, всё ещё сохранял облик сонного "дворянского гнезда". Мы можем только догадываться, как повлияли последовавшие затем годы гражданской войны, разрухи и голода, коллективизации сельского хозяйства, запустение военных лет на животный мир края. В послевоенное десятилетие началась индустриализация области и её достаточно быстрое экономическое развитие. В 1970-х годах здесь появляются промышленные гиганты. В середине 1980-х годов за одну неделю предприятия области производили такой же объём продукции, сколько её вырабатывалось за весь 1943 г.
В 1955-57 годах было создано Куйбышевское водохранилище. Эти годы можно считать точкой отсчёта современного периода развития орнитофауны области. Водохранилище, затопив обширные богатейшие пойменные угодья, замечательные луга, многочисленные протоки, острова, старицы, озёра, урёмные и прибрежные леса (в зоне затопления на площади 114 тысяч гектаров был вырублен лес, оттуда было переселено 85 населённых пунктов), изменяя свой уровень по воле энергетиков и вопреки природным ритмам, двигая турбины электростанции и давая дешевую энергию, оказало и оказывает огромное прямое и косвенное влияние на состав и численность птиц. Наряду с этим было построено большое Ульяновское нересто-вырастное хозяйство и несколько более мелких рыбхозов, ставших убежищами для водоплавающих и многих редких видов птиц, а также плацдармами для проникновения в регион новых видов.
Промышленное развитие, урбанизация, рост населения и интенсификация сельского хозяйства привели к значительному сокращению и исчезновению исконных мест обитания многих видов животных. Почти все средние и крупные птицы находятся под постоянным прессом обычного в наших местах браконьерства, а также тысяч охотников, заполоняющих угодья весной и осенью. Тотальный отстрел хищных птиц в 1950-60-х годах подорвал численность почти всех соколообразных. Большую роль в оскудении нашей фауны играет фактор беспокойства, резко возросший в связи с увеличением количества личного транспорта и свободного времени у горожан. Всеобщая интенсификация и химизация сельского и лесного хозяйств в последующие годы сократили популяции хищников и ряда других птиц до очень низкого уровня. Ежегодно происходит гибель сотен тысяч птиц при технологических процессах в сельском хозяйстве, энергетике, промышленности, на транспорте. Ряд видов лимитируется сокращением и исчезновением кормовой базы.
Заслуживает внимания тот факт, что значительное оскудение орнитофауны произошло не только в послевоенные годы, но и в конце XIX века, особенно упала тогда численность луговых и прибрежных птиц. Многочисленные свидетельства этому мы можем найти в работах С. А. Бутурлина. Увидеть дупеля сейчас – большая удача, а в 1880-х годах в Присурье “охотники брали по сотне дупелей на ружьё” (Житков, Бутурлин, 1906). "На подходящих местах дупеля высыпали в огромном количестве. …На дупелиных высыпках во второй половине июля ст. ст. мне самому случалось поднимать по 40 штук в день. Между тем за последние два десятка лет мне, даже при продолжительных охотах, не всегда удавалось брать 2-3 дупелей в год", – пишет С. А. Бутурлин в 1922 г. В начале 1900-х годов, после череды сильных засух, вид стал редок. И. Б. Волчанецкий (1924) пишет уже о том, что ду¬пель стал чрезвычайно редок. Хотя М. А. Доброхотов и Е. П. Кнорре (1941) отмечают, что поймы рек Правобережья, особенно Суры и Свияги сравнительно богаты дупелем. Естественное па¬дение численности было усугублено тотальной мелиорацией пойм во второй половине ХХ века.
Позволим себе ещё одну обширную цитату из статьи С. А. Бутурлина "Охота и истребление" (1922), которая передает великолепие былой природы: "…ещё более многочисленны [чем дупеля – О. Б.] бывали перепела и коростели. Богаты бывали – впрочем, особенно по Свияге и Волге – высыпки гаршнепов поздней осенью. Уток в описываемых поймах [Присурья] было столько, что – пока я не поохотился в тундрах Архангельской губ. и Якутской области – я не мог себе представить, каким образом могло их быть больше, чем в восьмидесятых годах [XIX века] в поймах Симбирской губ. …По этим болотцам, лужам и озеркам широкой Сурской поймы гнездились в огромном числе чирки обеих пород, кряквы, местами широконоски и – на некоторых более крупных старицах – серухи, тоже и одиночно свиязь и шилохвость, а также красношейный нырок, гоголь или звонок, хохлатый черный и некоторые другие породы. …Беря вечернюю и утреннюю зарю на таких озерах-старицах, как Ветево у самого Промзинского моста или Пичерское озеро, или Красный Яр, или Баконя, Грязнуха, Тростяное в Слободной пойме, можно было взять от 20 до 40 штук на ружье, не говоря о таких великолепных глухих местах, как Суходол, Чёрное озеро и др. Когда в июле или августе на рассвете мы начинали стрельбу по уткам…, то поднимающиеся от выстрелов стайки и выводки, перелетая с озеро на озеро, пестрили буквально все небо, как звёзды в морозную ночь. …Достаточно было после заката пересечь пойму Суры или Барыша…, чтобы видеть повсюду перелетающих туда и сюда одинокими или стайками чирков, кряков и др. уток буквально сотнями. И в этих самых поймах в 1912-1913 и затем в 1919 годах с трудом можно было в самых хороших местах за всю зарю насчитать на перелёте полдюжины уток. Не входя в подробности, скажу, что на бекасах, тетеревах, рябчиках и прочей дичи заметно такое же уменьшение".
Что же произошло, что так резко подорвало численность многих видов на рубеже XIX и XX веков? В эти годы ещё не было печально известной "мелиорации" пойм, огромных водохранилищ, автомобилей, танкеров, не была распахана целина, не были известны пестициды и прочие "прелести" цивилизации. Правда, в эти годы в Западной Европе, где зимуют многие наши птицы, наблюдалось бурное развитие промышленности. Индустриальная революция в местах зимовок могла повлиять на обилие птиц, но С. А. Бутурлин (1922) находит причину на Родине и видит её в неряшливом, бесхозяйственном отношении к промысловым богатствам страны.
Конечно, в конце XIX – начале XX веков происходил быстрый рост экономики, усилилось давление хозяйственной деятельности на природные ландшафты, страна менялась. С. А. Бутурлин свидетельствует о состоянии пойм в окрестностях с. Белый Ключ в Присурье: "теперь тут нет и следов ключей, болот и зарослей – сплошная пашня" (1922). С отменой крепостного права ружейная охота стала более доступна для широких слоев населения. Но, на наш взгляд, вряд ли перепромысел и хозяйственная деятельность (тех ещё масштабов!) буквально за несколько лет так подорвали численность промысловых птиц, как это описывают указанные авторы. Могли, конечно, пострадать отдельные виды вроде дрофы. Явно происходили какие-то широкомасштабные перестройки природных условий. С. А. Бутурлин и Б. М. Житков описывают изменения состава орнитофауны и уменьшение численности птиц, населяющих речные долины, из-за череды засух в 1890-х годах, которые привели к сильному иссушению территории. Интересно, что после засух не все птицы сократили численность, серых куропаток стало намного больше, хотя П. С. Паллас в 1768-69 гг. их у нас вообще не нашёл.
Видимо, такие вековые колебания климата или климатические циклы могли достаточно сильно повлиять на птиц нашего края. С наступлением более сухого периода снизилась обводнённость территории, стали доступны многие участки пойм и лесов, которые начали более интенсивно осваиваться, стали исчезать те птицы, которые связаны с влажными местообитаниями, с лесами таёжного типа, отступившими к северу.

***
Процессы, произошедшие в орнитофауне, легче показать, выделив особые группы видов. Самая печальная из них – это птицы, которые перестали у нас гнездиться за последние 100 лет: чёрный аист, белоглазая чернеть и, предположительно, сапсан, большой улит, средний кроншнеп и белая лазоревка. Наверное, к этому же перечню следует причислить серого гуся, свиязь, шилохвость, скопу, змееяда, степного луня, беркута, балобана, большого кроншнепа. Если они и гнездятся ещё в области, то единично и далеко не каждый год.
Ещё раньше, видимо в 1860-1870-х годах, наши края перестали манить к себе больших бакланов, кудрявых пеликанов, лебедей-кликунов, лутков, длинноносых и больших крохалей. С. А. Бутурлин уже не застал их гнездящимися, наблюдая только во время сезонных миграций. В одной из своих статей (1922) он писал: "Я начал охотиться 40 лет назад, в Симбирской губ., и знавал тогда местных охотников, охотившихся там в сороковых, даже тридцатых годах [XIX века]. Во времена их молодости дичи было несравненно больше и по числу пород и, в особенности, по количеству особей, чем в то время – начало восьмидесятых годов. Нередко эти учителя мои в деле охоты показывали мне озёра или заросли, где в их молодости гнездились и держались лебеди и гуси, о которых в моё время и помину не было или только название (вроде "Лебяжье озеро") напоминало о прежних обитателях". В 1860-е годы, по свидетельству М. Н. Богданова (1871), лебедь-кликун был весьма обычен по Средней Волге, где гнездился по большим камышистым озёрам, а также на реках Сура, Уса, Майна, Большой Черемшан. Рузский (1894) гусей и лебедей на Суре не встречал, но по словам местных жителей, они гнездились на некоторых озёрах в небольшом числе. Скорее всего, здесь имеется ввиду более северная территория Симбирской губернии, которая сейчас относится к Чувашии. Бутурлин ещё захватил то время, когда кликуны были весьма обычны на пролёте. Сейчас они и на пролёте редки, а южная граница гнездового ареала вида отступила далеко на север.
Луток, очевидно, разделил судьбу лебедя-кликуна и перестал здесь гнездиться к последней четверти XIX века. М. Н. Богданов (1871) писал, что лутки гнездятся в долинах средних и мелких рек во многих местах Симбирской губернии. Бутурлин и Житков гнездования лутка уже не наблюдали, хотя летом 1893 г. М. Рузский встречал его на Суре. Возможно, это были последние гнездящиеся у нас птицы этого вида.
Длинноносый и большой крохали по сведениям М. Богданова (1871) гнездились на Волге. Увы, позже уже никто этого не мог подтвердить.
Что касается кудрявого пеликана, то он по свидетельству современников (Масленицкий, 1791) встречался в долине Волги в XVIII веке. Богданов (1871) утверждал, что пеликан не редок в среднем течении Волги на север до Самары или даже до Ставрополя (ныне Тольятти). Выше – в небольшом числе и не так постоянно. Летом 1869 г. было найдено гнездо пеликана с яйцами в волжских лугах недалеко от г. Спасск Казанской губернии. Но Житков с Бутурлиным (1906) пеликанов у нас не видели. Хотя они исследовали запад губернии, где эти птицы никогда не встречались. Поскольку во всех названных работах нет точных указаний на случаи гнездования пеликана на территории губернии, а только констатация пребывания вида здесь, статус его не определён. После М. Н. Богданова ни одного достоверного случая гнездования или залёта этого вида у нас никто не регистрировал и кудрявого пеликана можно исключить из орнитофауны области.
Большой баклан как и кудрявый пеликан отмечен на территории губернии в XVIII веке (Масленицкий, 1785). Богданов (1871) так же наблюдал этих птиц "малочисленно, но нормально и ежегодно" гнездящимися до Самарской Луки, иногда до Казанской губернии и даже на Каме. После этого в XX веке на Волге в пределах Ульяновской области отмечено лишь несколько залётов больших бакланов. Сокращение ареалов этих двух видов во второй половине XIX века невозможно объяснить истощением рыбных ресурсов или исчезновением мест обитания, да и прямое преследование вряд ли играло здесь определяющую роль. Причину, на наш взгляд, надо искать в изменении природных условий, климата, обводнённости территории.
Чёрный аист и в те времена был очень редок. Ни Житков с Бутурлиным, ни Рузский его в Присурье не встречали. Вероятно, основными местами его обитания были урёмные леса в пойме Волги. Увы, с созданием Куйбышевского водохранилища в 1955-57 гг. все эти угодья ушли под воду. В 1964 и 1965 гг. в 72 квартале Кувайского лесничества в Сурском районе было известно гнездо чёрных аистов, в котором в последний раз вывелось три птенца (С. Н. Спиридонов, личное сообщение). После того, как был вырублен высокоствольный ольшаник, где они обитали, гнёзд больше не находили, как и гнездовых участ¬ков. С тех пор чёрный аист регистрируется как очень редкий пролётный вид.
Серые гуси в бутурлинские времена ежегодно гнездились в месте сияния Суры и Барыша, на оз. Суходол. Это была не слишком редкая гнездящаяся птица долины Суры и Барыша в его нижнем течении. Гуси держались на больших глухих озёрах. Ещё в 1930-х гг. серый гусь гнездился на волжских островах ниже Ульяновска (Положенцев, Вебер, 1937). С тех пор о возможном гнездовании отдельных пар в Вешкаймском, Майнском, Мелекесском, Старомайнском, Чердаклинском районах в 1982-1990 гг. имеется несколько расплывчатых непроверенных сообщений охотников и охотоведов. Наиболее достоверная информация о гнездовании одной пары в 1983 г. в урочище "Лебяжинская Карава" (Черемшанский залив Куйбышевского водохранилища) поступила от охотоведа В. П. Кочеткова. К сожалению, с наступлением сезона охоты выводок был уничтожен. В настоящее время информации о гнездовании серых гусей на нашей территории нет. Надо отметить, что небольшое количество птиц этого вида продолжают гнездиться в Татарстане и Самарской области у границ нашего региона.
Свиязь. Б. М. Житков и С. А. Бутурлин (1906) сообщают о нескольких случаях гнездования в долине р. Суры. Однако, в настоящее время южная граница ареала вида сдвинулась немного к северу. Свиязь продолжает оставаться обычным пролётным видом и иногда на водоёмах области стайки этих уток (как самцы, так и самки) задерживаются и встречаются в период размножения. Но доказательств факта гнездования в настоящее время нет.
Шилохвость гнездилась на нашей территории на больших озёрах и прудах (Житков, Бутур¬лин, 1906), но современных данных, подтверждающих факт гнездования, нет. Малочисленный, но регулярно встречающийся на пролете вид. Судя по данным Центра кольцевания, шилохвость была довольно обычной добычей охотников в 1940-1960-е годы, но в начале 1970-х она резко сократила свою численность.
Белоглазая чернеть сотню лет назад нередко гнездилась на больших озёрах сурской поймы (Житков, Бутурлин, 1906; Рузский, 1894), но уже в первой четверти XX века она встречалась здесь только в период сезонных миграций (Волчанецкий, 1924), как и сейчас. За последние 15 лет на территории области зарегистрировано лишь 12 встреч 29-30 особей. Все – вне периода размножения.
Степной лунь. Рузский (1894) пишет, что степной лунь гнездится в засурских полях на северо-западе Симбирской губернии; Житков и Бутурлин его встречали редко, а Волчанецкий, напротив, считает его весьма обыкновенным. В наше время гнездование не установлено, хотя имеются единичные летние встречи этих птиц.
Гнездование беркута в те времена не представляло редкости, он был самый обычный из орлов. В настоящее время он встречается лишь изредка на пролёте и очень редко зимой. Отмечен лишь один достоверный случай гнездования в 1996 г. в Радищевском районе.
На территории нашей области в XIX веке выводок балобанов находил М. Д. Рузский (1894) у с. Промзино (ныне – пос. Сурское). В последние несколько десятков лет гнезда достоверно найдены лишь два раза: в июне 1974 г. у с. Ломы Ульяновского района и в 1985 г. около с. Лава Сурского района (Г. Н. Царёв, В. В. Фролов, личные сообщения).
П. С. Паллас писал (1809), что большие кроншнепы в изобилии гнездились в засыз¬ранских степях. Веком позже М. Н. Богданов (1871) отмечает, что с уничтожением степей вид стал далеко не так многочислен как раньше, в степях почти исчез. Б. М. Житков и С. А. Бу¬турлин (1906) наблюдали только несколько раз пролетных в до¬лине Суры. М. А. Доброхотов и Е. П. Кнорре (1941) сообщают, что "поселения" больших кроншнепов отмечены на лугах рек Су¬ры, Барыша, Свияги ( в лугах Волги встречались очень редко). По сообщению В. В. Фролова в 1985 г. он встретил поднявшийся на крыло выводок больших кроншнепов в окрестностях с. Калда Барышского района на краю торфяного болота и поля. Это последнее свидетельство о гнездовании вида в нашей области. Сейчас он редко встречается во время сезонных миграций.
Существует ещё группа видов, которые возможно гнездились в нашем крае в прошлом, но для этого нет достоверных свидетельств. Зачастую прежние авторы, описывая их распространение, даже не применяли термин "гнездится", употребляя слова "встречается", "обитает", "держится", "поднимается". Поэтому, если подходить строго и придерживаться современных критериев доказательства гнездования вида на территории, то формально нельзя сказать, что они перестали у нас гнездиться. Сюда можно отнести упомянутого уже кудрявого пеликана, скопу, змееяда, сапсана, большого улита, среднего кроншнепа и белую лазоревку.
Все прежние авторы указывают на редкость скопы, но о её гнездовании на территории губернии сообщают очень невнятно, не приводя конкретных данных о находке гнёзд. М. Н. Богданов (1871) пишет, что скопа обитает на Волге и Суре, но мало¬численна. Житков и Бутурлин (1906) отмечают, что скопа держится всё лето в устье Барыша и больше нигде. Правда, у И. И. Лепехина (1821) имеется описание находки гнезда скопы в 1769 г. в 14 верстах ниже с. Паньшино (сейчас – Радищевский район). Сейчас скопа изредка встречается на водоёмах области в период миграций и очень редко – в летнее время. По сведениям И. Карякина (личное сообщение) взрослую и молодую скоп, которые держались вместе (полвыводка?), он наблюдал на р. Большой Черемшан чуть ниже пос. Новочеремшанск в конце августа 1998 г.
То же относится и к змееяду: С. А. Бутурлину была доставлена самка из окрестностей с. Промзино (Сурское), И. Б. Волчанецкий пишет (1924) о гнездя¬щейся паре в смешанном сильно порубленном лесу Сурско¬люльской дачи (сейчас – территория Чувашии). Сейчас змееяд крайне редко встречается в области, данных о гнездовании нет.
Гнездование и скопы и змееяда на территории нынешней Ульяновской области в конце позапрошлого и в начале прошлого веков не было достоверно установлено никем из работавших здесь исследователей. Мы можем только предполагать, что эти хищники гнездились у нас и в те времена редко.
На рубеже XIX-XX веков гнездование сапсана на территории Симбирской губернии не было установлено. Хотя Богданов (1871) пишет, что он здесь не редок (без указания точных данных о гнездовании). В настоящее время существует лишь несколько регистраций соколов в период размножения на территории области. Во время сезонных миграций он редко отмечается в различных районах области, где придерживается долин больших рек. Видимо, можно констатировать, что вид "выпал" из гнездовой орнитофауны несмотря на то, что в краеведческой литературе (Абрахина, 1997) есть упоминание о современном гнездовании сапсана в Сосновском государственном охотничьем заказнике в Карсунском районе.
Большой улит в настоящее время – малочисленный, местами обычный про¬лётный вид. По М. Н. Богданову (1871) этот кулик "встречался" по всем большим и средним рекам в черноземной по¬лосе Среднего Поволжья. М. Рузский (1894) писал, что большой улит "обитает" в пойме Суры на болотах. Б. М. Житков и С. А. Бутурлин (1906) его гнездование не установили, в небольшом числе наблюдали кочующих птиц.
Примерно такая же ситуация со средним кроншнепом, который по сведениям М. Д. Рузского (1894) "обитает" на болотах в Присурье на северо-западе бывшей Симбирской губернии. В настоящее время это очень редкий пролётный кулик.
Белая лазоревка. Этих неизвестных тогда науке птиц встретили И. И. Лепе¬хин (1821) и П. С. Паллас (1809) зимой 1768-69 годов под г. Симбирском в мелком дубняке. В 1770 г. П. С. Паллас описал этот вид с нашей территории. М. Н. Богданов (1871) наблюдал один раз стайку в талах по реке Бекшанке в Сызранском уезде зимой 1868 г. С тех пор её очень редко встречали осенью, зимой и весной, во время кочёвок. Несмотря на то, что наша область формально входит в ареал гнездо¬вания вида (Степанян, 1990), в летнее время белую лазоревку у нас не регистрировали, поэтому её пока можно считать очень редким мигрирующим и зимующим видом. Мы можем лишь предполагать (данных таких в литературе нет), что эти птицы гнездились в основном в пойменных лесах долины Волги, которые ушли под воду при создании Куйбышевского водохранилища, лишившего их мест гнездования.
Очень интересна история со статусом галстучника. М. Н. Богданов (1871) писал, что встречал галстучника гнездящимся только на песках Средней Волги, где он довольно обычен. М. Н. Житков и С. А. Бутурлин его не встречали, но ссылаются на местных охотников, по словам которых галстучник гнездится на Волге у Симбирска (1906). Мы полагали, что, вероятно, здесь произошла путани¬ца, т. к. галстучник очень похож на малого зуйка – обычного ныне гнездящегося кулика. Но, в отличие от малого зуйка, современный гнездовой ареал галстучника расположен на севере Евразии и Северной Америки (Степанян, 1990) и у нас он бывает только во время сезонных миграций. Это была основная причина наших сомнений в правоте М. Н. Богданова. Однако, в настоящее время изолированная гнездовая группировка галстучников найдена в Белоруссии на реках Припять и Днепр (Никифоров и др., 1997). Очевидно, Богданов не хуже нас умел отличать галстучника от малого зуйка. Вероятно, прежде на Волге существовали оторванные от основного ареала локальные поселения этого вида. Это подтверждает наш тезис о более "осеверённом" и влажном климате нашего края в середине XIX века.
***
Существует большая группа видов (как гнездящихся, так и пролётных), которые за минувшие сто лет значительно сократили свою численность и стали малочисленными или редкими, некоторые вплоть до грани исчезновения.
Большая выпь. По Богданову (1871) она встречалась по всем речным долинам и озёрам, где есть тростниковые заросли. В конце XIX века была очень обыкновенна в речных долинах, придерживаясь более значительных рек (Житков, Бутурлин, 1906). Но уже в начале XX века встречалась"весьма нечасто в глухих озёрах сурской поймы" (Волчанецкий, 1924). Сейчас это редкий вид, гнездящийся местами в обширных тростниковых крепях.
Гуменник. М. Н. Богданов (1871), Б. М. Житков и С. А. Бутурлин (1906) пишут об огромных, несметных стаях пролётных гуменников. По свидетельству Богданова у Сызрани их били сотнями, за гоготом их в нескольких десятках шагов нельзя было услышать ружейный выстрел. Сейчас численность этих гусей много ниже, но в разгар пролета (апрель-нача¬ло мая, октябрь) можно за день увидеть их до нескольких тысяч.
Много было полевых луней ("всюду многочислен"), больших подорликов ("довольно обыкновенен"). Кобчик по данным Б. М. Житкова и С. А. Бутурлина (1906) гнез¬дился колониями по 20-30 и более пар; на пролете встречался стаями по 50-60 особей, изредка наблю¬дались громадные пролетные "стада": "в тихие дни небо бывает усеяно кобчиками, как звездами в морозную ночь" (долина Су¬ры, 1886 г.). В настоящее время эти птицы гнездятся у нас, но в ничтожно малом числе. Современное распространение вида носит спорадический характер, т. к. кобчик связан с местами кон¬центрации прямокрылых, а их численность в агроландшафте до недавних экономических реформ жёстко подавлялась ядохимикатами.
Выводки тетеревов в начале 1890-х годов встречались в 4-5 верстах от г. Симбирска (Житков, Бутурлин, 1906). Зимние стаи еще в первой половине нашего века достигали численности в 100-150 особей (Доброхотов, Кнорре, 1941).
Глухарь некогда был обычной птицей хвойных лесов (Богданов, 1871; Житков, Бутурлин, 1906). В Карсунском уезде тока в 10-15 петухов не представляли редкости. И. Б. Волчанецкий (1924) писал, что тока повсюду разбиты, на них собираются редко более 2-3 самцов, хотя вид пока довольно обычен. В 1930-х годах токовища располагались друг от друга в 5-8 км (Доброхотов, Кнорре, 1941). Сейчас это – немногочисленный оседлый уязвимый вид. Общая численность глухарей в области по учёту 1958 г. дости¬гала 2,1 тысячи птиц (Приклонский, Теплов, 1962). Примерно на том же уровне (3,5-4 тысячи голов) она сохраняется и сейчас, благодаря приня¬тым мерам охраны.
Перепел. По свидетельству С. А. Бутурлина (1906): "Около 20-25 лет назад держались в таком количестве, что весной и ранним летом воздух был наполнен их боем и трудно было пройти полями или поймой 200-300 шагов, не выгнав ногами перепела. Лет 15 назад началось чрезвычайно быстрое сокращение количества их. В настоящее время количество не бывая никогда очень значительным, сильно изменяется по годам". И. Б. Волчанецкий писал (1924), что перепел был весьма обычен в хлебных полях и сухих лугах. Особенно много было в засушливый 1921 г., когда без собаки можно было настрелять с десяток. В 1960-1980-е годы численность перепела значительно сократилась из-за интенсификации сельского хозяйства. Но в последние годы он снова становится одним из самых обычных видов открытых пространств.
Дрофа – ближайший кандидат в список видов, переставших гнездиться на нашей территории. По М. Н. Богданову (1871) она встречалась всюду по черноземным степям губернии. О гнездовании вида в Засурских полях (на северо-западе Симбирской губернии) сооб¬щает М. Д. Рузский (1894). Б. М. Житков и С. А. Бутурлин (1906) писали, что в среднем течении Суры, в Карсунском уез¬де дрофа летом и осенью не редка, но не гнездится. Редкие случаи гнездования были известны для Свияжского и Циль¬нинского уездов, спорадично дрофы гнездились на юго-востоке Симбирской губернии. В стаях насчитывали 4-12, иногда даже 50-80 (1897 г.) птиц. И. Б. Волчанецкий сообщает (1924), что дрофа на территорию среднего Присурья изредка залетает ле¬том. Ныне это очень редкая гнездящаяся и залётная птица. От одной до трёх пар гнездятся не каждый год в юж¬ных районах нашей области: Павловском, Радищевском, Староку¬латкинском, Николаевском – в основном в Засызранской степи. Осенью и весной там же иногда держатся небольшие табунки дроф, которые из¬редка залетают севернее – даже до Цильнинского района в 1984 г.
Гаршнеп. Б. М. Житков и С. А. Бутурлин (1906) указывают, что эти птицы осенью очень многочисленны в долинах Волги и Свияги. В поймах Суры и Алатыря они редко встречали гаршнепов летом, а 25 июля (1903 г.) на Суре добыт молодой, едва поднявшийся на крыло. В настоящее время гаршнеп – редкий пролетный вид.
О катастрофическом падении численности дупеля см. выше. Причём причины этого кроются не только в хозяйственном освоении лугов, пойм и перепромысле, но и в вековых климатических колебаниях. Сейчас дупель стал настолько редок, что до сих пор не удалось доказать его гнездование на территории области, хотя он здесь до сих пор предположительно гнездится.
Малая крачка. Этот вид в середине XIX века был обычен всюду по речным долинам (Богданов, 1871). В начале прошлого века малая крачка была еще не редка, но малочисленнее других видов кра¬чек, кроме белокрылой (Житков, Бутурлин, 1906; Волчанецкий, 1924). Из-за зарегулирования Волги и освоения побережий рек численность малой крачки сейчас резко упала, это редкий гнездящийся вид нашей области, сохранившийся в количестве лишь нескольких десятков пар в среднем течении Суры и кое-где на Куйбышевском водохранилище и Свияге.
Клинтух. По данным М. Н. Богданова (1871) клинтух в лесных мест¬ностях был более обычен, чем вяхирь. В начале ХХ века он встречался уже реже вяхиря, но был нередок в лиственных лесах правого берега Суры. В сентябре 1895 г. на границе Карсунского и Алатырского уездов Симбирской губернии, в до¬лине Суры у д. Болтаевки наблюдали пролёт громадных стай клинтухов (Житков, Бутурлин, 1906). По наблюдениям И. Б. Волчанецкого (1924) клинтухи очень обычны в крупной уреме. В те годы ещё можно было наблюдать осенью пролётные стаи до 500 голов, а на водопой на Суре скапливались тысячные стаи (Лентовский, 1926). В настоящее время этот вид переживает сильное падение численности, очевидно связанное с омоложени¬ем лесов, их интенсивным использованием. По нашим наблюдени¬ям клинтух довольно редко встречается в спелых высокостволь¬ных смешанных лесах. А пролётные стаи редко насчитывают более десятка птиц.
Этот список можно продолжить, включив в него такие виды, как: пискулька, серая утка, свиязь, широконоска, серый журавль, кулик-сорока, камнешарка, бекас, большой веретенник, филин.
Что касается Воробьинообразных птиц, то здесь информации для сравнения ничтожно мало. Лишь по небольшому числу видов мы можем сделать какие-либо заключения о значительном сокращении их численности.
Лесной жаворонок. По данным М. Н. Богданова (1871) этот вид встречался у нас в небольшом числе летом. И. Б. Волчанецкий (1924) утверждает, что лесной жаворонок встречается в изобилии по лесным опуш¬кам. Сейчас эту птицу нельзя назвать обычной, современные доказательства гнездования в нашей области отсутству¬ют, как и данные о численности вида.
Желтолобая трясогузка. М. Н. Богданов пишет (1871), что она встре¬чается "довольно часто по течению реки Свияги, по Бекшанке и по Сызрану, местами многочисленнее желтой трясогузки". По данным М. Д. Рузского (1894) - "обитает в присурских лугах", редка. В настоящее время в нашей области желтолобая трясогузка считается редкой, распространена "пятнами" и никак не может быть многочисленнее жёлтой трясогузки, поскольку является более влаголюбивым видом.
Чернолобый сорокопут. Ныне – малочисленный гнездящийся вид. По М. Н. Богданову (1871) в середине XIX века он был весьма обыкновенен. По нашим наблюдениям последние 15-20 лет ХХ века произошло падение численности этого вида, и сейчас он встречается редко и в основном на юге области.
Обыкновенный скворец. Как и в XIX веке ещё в 1970-1980-х годах это была одна из самых обычных и многочисленных птиц, которая гнездилась повсюду в населённых пунктах. Стайки скворцов кормились даже в центре Ульяновска, и ни у кого это не вызывало удивления, поскольку многочисленные скворечники в городе и по его окраинам были заселены почти сплошь. Но очень резко, с 1986 г., скворцы вдруг исчезли. В городе их увидеть было невозможно, в окрестных садах скворечники были пусты. Небольшое количество скворцов осталось в сельских населённых пунктах и по опушкам лесов. Сейчас их численность медленно восстанавливается, но в Ульяновске они всё ещё малочисленны и избегают районов с застройкой городского типа. В чём причина такого резкого сокращения численности и изменения поведения скворцов, непонятно. Скорее всего, она связана с обстановкой на местах зимовок на юге Европы.
Тростниковая камышевка. История с этим видом, как и с галстучником, не лишена некоторой интриги. Ранее этот вид указывался для Среднего Поволжья М. Н. Богдановым (1871), который отмечал, что тростниковая камышевка в нашем крае «весьма обычна, но реже болотной». Это не совпадало ни с одним из других литературных источников, ни с нашими данными – этой птицы здесь больше никто не находил, а северная граница ареала по литературным данным (Степанян, 1990) проходила по 49 параллели. Тростниковая и болотная камышевки являются видами-двойниками, различить их очень трудно, поэтому мы предположили, что наш знаменитый земляк-орнитолог допустил ошибку. Но оказалось, что тростниковая камышевка всё-таки обитает у нас. Летом 2002 г. поющие самцы данного вида были обнаружены в обширных тростниковых зарослях на побережье Саратовского водохранилища южнее с. Паньшино Радищевского района (Бородин, 2002). Для тростниковой камышевки в последние десятилетия характерно расширение гнездового ареала.
Дубровник. По материалам М. Н. Богданова (1871) он встречался во множестве в долине Волги и его не было в долинах правых притоков этой реки. Сейчас дубровник попадается очень редкими парами, т. к. места его обитания – заливные луга с отдельными кустами и высокими куртинами конского щавеля – резко сократились по площади, а сохранившиеся подвержены пастбищной деградации, заросли осокой или рудеральными растениями. Почти все современные встречи относятся к Заволжью (Старомайнский и Мелекесский районы).
***
К этим перечням утрат стоит добавить, что ряд залётных или редких пролётных видов был отмечен исследователями лишь в конце XIX или в начале XX века, и с тех пор они у нас больше не встречались. Это: хрустан, шилоклювка, плосконосый плавунчик, саджа, ястребиная сова, оляпка, вертлявая камышевка, клёст-сосновик.
***
Было бы неправильно считать, что за последние 100 лет наша орнитофауна несла только потери. В последней четверти XX века найдено довольно много видов птиц, прежде не гнездившихся либо не найденных у нас на гнездовании. Некоторые проникли и заняли территорию прямо на наших глазах.
Белый аист. Известен лишь один достоверный случай гнездования: в 1989 г. гнездо найдено Г. Беляевым и В. Майером на водонапорной башне в с. Мордовский Белый Ключ Вешкаймского района. Успешно вывелось два птенца. В 1990 г. к гнезду прилетели три аиста, однако на этот раз попытка гнездования не удалась (Евстигнеев, Бородин, 1991). В течение последующих лет на нашей территории зафиксировано несколько встреч белых аистов (Бородин, 2000).
Лебедь-шипун. В 1970-х годах этот вид проник на территорию Среднего Поволжья с юга или юго-запада. В Ульяновской области он также стал гнездиться сравнительно недавно: стайки бродячих шипунов появились здесь с середины 1970-х годов. А с 1980 г. ежегодно от одной до трех пар успешно размножаются в рыбхозе около с. Рязаново Мелекесского района. Гнездятся они так же в ряде районов на крупных водоемах в открытой местности. Табунки холостых лебедей встречаются практически по всей области, даже в г. Ульяновске (Бородин, 1988, 1990, 1994).
Орёл-карлик. В Ульяновской области орёл-карлик был впервые обнаружен А. В. Салтыковым в июне 1988 г. на берегу Волги к югу от с. Шиловка Сенгилеевского района (Евстигнеев, Бородин, 1991; Бородин и др., 1995). Здесь, на лесостепной возвышенности («Сенгилеевские горы») с преобладанием вторичных лиственных лесов сложились благоприятные условия обитания этого вида и образовалась устойчивая гнездовая группировка, в которой насчитывается 5-10 пар. На основании зарегистрированных встреч, брачного и территориального поведения орлов-карликов, можно предположить гнездование на территории одной только Ульяновской области не менее 20 пар этого вида. К нам вид проник с запада и сейчас начал распространяться в Предуралье (Карякин, 1998).
Ходулочник. В последние годы гнездовой ареал этого южного вида расширяется далеко на север. Уже гнездится в ряде соседних с нами регионов (Красная книга…, 1996; Виноградов и др., 1997; Спиридонов, 1997; Фролов, Коркина, 1997). В Ульяновской области регистрируется с 1997 г. на прудах рыбхозов и очистных сооружений (Барабашин, Корольков, 1997; Корольков, 2002б), найдены две пары с признаками гнездового поведения, но гнезд найти не удалось (Т. О. Барабашин, личное сообщение, 1998).
Степная тиркушка. В прошлом в Симбирской губернии этот вид встречали лишь несколько раз в Засызранской степи и южной половине Самарской Луки (Богданов, 1871). Севернее отмечены лишь два раза одиночные птицы в 1890 и 1916 г. (Житков, Бутурлин, 1906; Волчанецкий, 1924), но гнездование не было отмечено. В наше время зарегистрировано четыре случая гнездования и вероятного гнездования вида в Мелекесском районе на побережье Черемшанского залива Куйбышевского водохранилища (Д. Ю. Карацуба, А. А. Маершин, О. В. Маврин, личное сообщение, 1984, 2002; Бородин, 1988) и в Старомайнском районе в Краснореченском рыбхозе (Т. О. Барабашин, личное сообщение, 1998).
Серебристая чайка (хохотунья и восточная клуша). По данным Житкова и Бутурлина (1906) она была довольно обычна на пролёте, изредка встречалась летом на Волге, но гнездование не было доказано. Сейчас это обычнейший пролётный и летующий вид на Куйбышевском водохранилище. Впервые гнездящаяся пара была найдена автором в мае 1992 г. в рыбхозе в Мелекесском районе. Небольшая колония этих чаек была обнаружена в мае 1998 г. в Майнском районе так же на территории рыбхоза.
Кольчатая горлица. Эта птица – вселенец, проникший к нам с юго-запада. Синантропный вид, обитает только в населенных пунктах. Достоверно впервые в Уль¬яновской области кольчатая горлица была отмечена в мае 1978 г. в пос. Сурское (Спиридонов, 1978). В августе 1979 г. автор нашел этих птиц в г. Ульяновске на улице Автоза¬водской (Бородин, 1983). Возможно, отдельные птицы появились у нас даже несколь¬ко раньше. К. Н. Благосклонов (1979) без ссылки на источник информации пишет о том, что этот вид достиг городов Среднего Поволжья к 1975 г. Позднее они были найдены во многих других населенных пунктах области.
Глухая кукушка. В работах исследователей конца XIX-начала XX века не отмечена. Очень редкий вид. Возможно, размножается на нашей территории, о чем свидетельствуют летние встречи токующих самцов в ряде лесных районов области. Характер пребывания вида нуждается в уточ¬нении. Вероятно вид проник к нам с северо-востока, расширяя свой ареал.
Горная трясогузка. Новый гнездящийся, экзотический вид для Ульяновской области! Пара с гнездом была найдена В. В. Киряшиным в 2000 г. в Сенгилеевском районе на берегу р. Атца. В следующие два сезона несколько пар этих птиц были отмечены гнездящимися там же. Интересно, что на окраине г. Новоульяновска неоднократно наблюдали зимовку горной трясогузки, которая относится к группе дальних мигрантов и зимует в Африке и Южной Азии (Киряшин, 2000, 2001, 2002).
Соловьиный сверчок. Редкий гнездящийся вид. Наша область находится на северной периферии гнездового аре¬ала соловьиного сверчка (Степанян, 1990). Никем из прежних исследователей не был отмечен и, скорее всего, проник к нам с юга в послевоенные годы.
Индийская камышевка. Ранее этот вид в области не встречался. В орнитологической литературе ближайшие места гнездования указывались для низовий Дона, Волги, Урала, Илека и района Екатеринбурга (Степанян, 1990). В июле 2002 г. вид был обнаружен на берегу Волги (Саратовского водохранилища) южнее с. Паньшино Радищевского района. Паутинными сетями было отловлено 17 индийских камышевок. Обнаружение такого значительного количества этих птиц в подходящем биотопе в гнездовой период в Ульяновской области свидетельствует о возможном гнездовании вида (Бородин, 2002). Остаётся только доказать этот факт находками кладок и птенцов. В последние годы индийская камышевка очень быстро расширяет свой ареал в северо-западном направлении: в качестве гнездящегося вида отмечена для Саратовской, Оренбургской, Пермской, Кировской областей, Башкирии (Ключевые…, 2000; Сотников, 1996). С 1999 г. регистрируется в Татарстане (И. Аськеев, О. Аськеев, 1999).
Каменка-плясунья. Северная граница распространения этой птицы в долине Волги проходит по 53 параллели (Степанян, 1990). В 1996 г. В. Киряшин доказал гнездование этой птицы севернее – в окрестностях г. Новоульяновска (Бородин и др., 1997). Но М. Н. Богданов (1871) её у нас не находил. Вряд ли он пропустил эту птицу, скорее всего она проникла к нам с юго-востока позже.
Горихвостка-чернушка. Редкий гнездящийся вид, недавно вселив¬шийся с запада. В послевоенные годы эта горная птица быстро заселила города и другие населенные пункты Западной и Сред¬ней Европы. Затем, за два-три десятилетия вид активно прод¬вигался по Русской равнине на восток, достигнув в 1980-х го¬дах Волги. Расселение этой птицы в ХХ веке очень напоминает расширение ареала кольчатой горлицы. В равнинной местности горихвостка-чернушка является синантропным видом, гнездится только в урбанизированных ландшафтах на каменных строениях, предпочитая развалины, стройки. Автором впервые поющий самец этого вида был отмечен в мае 1980 г. в г. Ульяновске (Бородин, 1988). С тех пор эта птица встречается почти ежегодно не только в Ульяновске, но и в некоторых других населённых пунктах области. Гнездование доказано находками гнёзд в г. Новоульяновске В. Киряшиным (Бородин и др., 1997).
Овсянка-ремез. Редкий вид, встречавшийся нерегулярно как на весеннем, так и осеннем пролёте (Бородин, 1994). В июне 2002 г. удалось впервые в Ульяновской области установить гнездование этой птицы у истоков р. Юловки в Инзенском районе (Корепов, Васильев, 2002). Надо отметить, что по литературным данным (Степанян, 1990) этот вид – представитель таёжной фауны – в Европейской части России и Западной Сибири распространён к югу до 55 параллели, что примерно на 120 км севернее новой находки (53° 57' с. ш.). Так далеко на юг в Европейской части страны овсянка-ремез проникает только на Южном Урале (Карякин, 1998).
***
Ряд видов воробьиных были, скорее всего, пропущены исследователями XIX – начала XX века, они не выявили их у нас, хотя они несомненно здесь обитали и в прошлом. Но формально этих птиц можно считать новыми гнездящимися для региона: это мухоловка-белошейка и обыкновенный ремез.
Обыкновенный ремез. По Э. А. Эверсману (1866) эта птица гнездилась в пойме Волги на север до устья Камы. Однако М. Н. Богданов (1871) и другие авторы прошлых лет в среднем течении Волги ремезов не находили. В последние десятилетия вид осуществляет экспансию на север, вновь начал гнездиться в Татарии и сейчас появился даже под Кировом (Красная книга Республики Татарстан, 1995; Сотников, 1997). В Ульяновской области найден на гнездовании в Заволжье (в районах, примыкающих к Куйбышевскому водохранилищу, особенно – к его Черемшанскому плёсу) и, местами, в долине Свияги. В 1980-90-х годах численность явно возрастала, появлялись новые пункты гнездования, в том числе удалённые от Волги – в Николаевском и Старокулаткинском районах, на Суре. Колебания численности и пульсации ареала ремеза, вероятно, имели место и в прошлом. Причиной этого могут являться внутривековые колебания климата.
***
Можно также отметить увеличение численности ряда видов за минувшее столетие. Это, видимо, серая куропатка, сизая и серебристая чайки, светлокрылая крачка, сплюшка, хохлатый жаворонок, полевой конёк, сорока, галка, грач, серая ворона, ворон, дроздовидная камышевка, зелёная пеночка, садовая славка, дубонос. У нас нет точных количественных данных для сравнения, но об этом можно судить по косвенным признакам. Интересно, что дубоноса – ныне обычную гнездящуюся, пролётную и ред¬ко зимующую птицу – М. Н. Богданов (1871) видел только у птицеловов, в природе её не встречал.
За сто лет изменилось соотношение некоторых близких видов. Самый обычный в прошлом из орлов – беркут сейчас стал очень редок, практически исчез на гнездовании, и уступил пальму первенства могильнику. Орёл-могильник, напротив, приспособился к агроландшафту и стал даже довольно обычной птицей в нашем крае. Хотя раньше считался очень редким. В настоящее время в области гнездится до 80 пар могильников. Когда-то желтолобая трясогузка была местами многочисленнее жёлтой (Богданов, 1871), сейчас это редкий вид. Самый многочисленный когда-то полевой лунь ныне встречается редко, его место занял обычный луговой лунь, предпочитающий более открытые ландшафты. Если раньше среди пролётных гусей самыми многочисленными были гуменники, то сейчас – белолобые гуси (при том, что общая численность этих птиц сильно снизилась).
Видимо, на прежнем низком уровне сохранили свою численность "специализированные" виды: серощёкая поганка, скопа, осоед, змееяд, орлан-белохвост, трёхпалый, седой и зелёный дятлы.
***
В последнюю четверть XX века отмечено довольно много новых для территории залётных и пролётных видов, значительно увеличивших список птиц области. Это: большая белая цапля, рыжая цапля, обыкновенный фламинго, чёрная казарка, краснозобая казарка, белый гусь, красноносый нырок, курганник, чёрный гриф, белоголовый сип, морской зуёк, малый веретенник, средний поморник, черноголовый хохотун, клуша, люрик, сипуха, серый жаворонок, черноголовая трясогузка, кукша, чёрная ворона, крапивник, черноголовый чекан, усатая синица, длиннохвостая чечевица, щур, просянка, белошапочная овсянка, овсянка-крошка (Назаренко, Гайниев, 1985; Бородин, 1988, 1994, 2002б; Евстигнеев, Бородин, 1991; Бородин и др., 1995, 1997, 2001а, 2001б; Барабашин, Корольков, 1997; Корольков, 2002а, 2002б; Киряшин, 2001б; Москвичёв, Корольков, 2001; Фролов и др., 2001; Царёв, 1995).
Из этого ряда несколько выбивается черноголовый хохотун, которого можно отнести к летующим птицам Куйбышевского водохранилища. С конца 1970-х годов бродячие черноголовые хохотуны регулярно встречаются у нас на всей акватории, островах и побережье Куйбышевского и Саратовского водохранилищ и их заливов (Мелекесский, Чердаклинский, Старомайнский, Ульяновский, Сенгилеевский и Радищевский районы), изредка – в Большеключищенском рыбхозе. В последние годы они стали проникать на север до Нижегородской и даже Кировской областей (Бакка С. В., Бакка А. И., 1997; Сотников, 1997). Появление данного вида в Среднем Поволжье связано, возможно, с повышением уровня Каспийского моря, перестройкой климатических процессов и развитием сети рыбхозов. Сейчас черноголовые хохотуны довольно обычны на Куйбышевском водохранилище, особенно на Черемшанском и Сусканском заливах, где можно наблюдать скопления этих чаек. Однако, они не гнездятся, а только летуют у нас, это – холостые или неполовозрелые особи.
***
Даже беглый взгляд на изменения, произошедшие в орнитофауне Симбирской губернии–Ульяновской области за последнее столетие, позволит увидеть определённую тенденцию. Исчезают и значительно сокращают свою численность в основном те птицы, ареалы которых расположены преимущественно в лесной зоне, а также виды, нуждающиеся в большой обводнённости территории. Большинство новых для территории птиц, как гнездящихся, так и залётных, представлены более ксерофильными формами, проникшими к нам с юга, юго-запада (реже – с запада), а также синантропными видами. Проникновение с востока и севера минимально и представлено лишь несколькими видами, которые редки или распространены локально.

ЛИТЕРАТУРА

Абрахина И. Б. История изучения наземных позвоночных Ульяновской области // Сб. аспирантских работ: Естеств. науки. Биология.– Казань: изд-во Казан. гос. ун-та, 1968.– С. 70-74.
Абрахина И. Б. Сосновский государственный охотничий заказник // Особо охраняемые природные территории Ульяновской области. – Ульяновск: “Дом печати”, 1997.– С. 150-151.
Аськеев И. В., Аськеев О. В. Орнитофауна республики Татарстан (конспект современного состояния). – Казань, 1999 г. – 123 с.
Бакка С. В., Бакка А. И. О залётах черноголового хохотуна (Larus ichthyaetus) в Нижегородскую область // Фауна, экология и охрана редких птиц Среднего Поволжья: Сб. статей по материал. Всероссийск. научно-практ. конф. "Редкие птицы Среднего Поволжья" / Мордов. гос. пед. ин-т.– Саранск, 1997.– С. 53.
Барабашин Т.О., Корольков М.А. Новые данные по редким куликам Ульяновской области // Фауна, экология и охрана редких птиц Среднего Поволжья: Сб. статей по материал. Всероссийск. научно-практ. конф. "Редкие птицы Среднего Поволжья" / Мордов. гос. пед. ин-т.– Саранск, 1997.– С. 53-56.
Благосклонов К. Н. Расселение кольчатой горлицы в Европе и Азии – феномен века // 7-я Всесоюз. зоогеографич. конф.: Тезисы докладов, Москва, 1980.– М., 1979.– С. 285-287.
Богданов М. Птицы и звери черноземной полосы Поволжья и долины Средней и Нижней Волги (био-географические материалы) // Тр. О-ва естествоисп. при импер. Казан. ун-те.– Казань, 1871.– Т. 1.– Отд. 1.– 226 с.
Бородин О. В. Кольчатая горлица в Ульяновске // Орнитология.– Вып. 18.– М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983.– С. 164.
Бородин О. В. К авифауне Ульяновской области // Орнитология.– Вып. 23.– М.: Изд-во Моск. ун-та, 1988.– С. 202-203.
Бородин О. В. Лебедь-шипун в Ульяновской области // Экол. и охрана лебедей в СССР: Матер. 2 Всесоюзн. совещ. по лебедям СССР, Одесса, 21-24 сент., 1988.– Мелитополь, 1990.– Ч. 1.– С. 81-82.
Бородин О. В. Конспект фауны птиц Ульяновской области: Справочник. – (Серия "Природа Ульяновской области". – Вып. 1). – Ульяновск: Филиал МГУ, 1994. – 96 с.
Бородин О. В. Белый аист (Ciconia ciconia) в Ульяновской области // Белый аист в России: дальше на восток: Сб. статей. – Калуга: Центр «Кадастр», 2000. – С. 179-180.
Бородин О. В. Новые виды в орнитофауне Ульяновской области // Природа Симбирского Поволжья. – Сборник научных трудов. – Выпуск 3. – Ульяновск, 2002а. – С. 167-169.
Бородин О. В. О пользе полевых дневников и тщательности // Природа Симбирского Поволжья. – Сборник научных трудов. – Выпуск 3. – Ульяновск, 2002б. – С. 169-171.
Бородин О. В., Барабашин Т. О., Киряшин В. В. Редкие гусеобразные в Ульяновской области // Казарка (бюллетень рабочей группы по гусеобразным Северной Евразии). – № 7. – М., 2001а. – С. 359-364.
Бородин О.В., Барабашин Т.О., Киряшин В.В., Кишкинев Д.А., Корольков М.А., Карацуба Д.Ю. Беглые заметки о новых находках редких птиц // Фауна, экология и охрана редких птиц Среднего Поволжья: Сб. статей по матер. Всероссийск. научно-практ. конф. "Редкие птицы Среднего Поволжья" / Мордов. гос. пед. ин-т.– Саранск, 1997.– С. 58-59.
Бородин О. В., Барабашин Т. О., Корольков М. А., Киряшин В. В., Кишкинёв Д. А., Москвичёв А. Н., Пилюгина Г. В., Смирнова С. Л., Салтыков А. В. Обзор современной орнитофауны Ульяновской области // Актуальные проблемы изучения и охраны птиц Восточной Европы и Северной Азии: Материалы международной конференции (ХI Орнитологическая конференция). – Казань: Изд-во «Матбугат йорты», 2001б. – С. 109-110.
Бородин О.В., Киряшин В.В., Салтыков А.В., Спиридонов С.Н. Дополнительные материалы по орнитофауне Ульяновской области // Региональные эколого-фаунистические исследования как научная основа фаунистического мониторинга: Тез. докл. научно-практич. конф., 17-19 окт. 1995.– Ульяновск, 1995.– С. 126-128.
Бутурлин С. А. Охота и истребление // Охота.– 1922.– №1.
Виноградов А. В., Магдеев Д. В., Павлов С. И., Ясюк В. П. Орнитологические находки в природных резерватах Самарской области // Фауна, экология и охрана редких птиц Среднего Поволжья: Сб. статей по материал. Всероссийск. научно-практ. конф. "Редкие птицы Среднего Поволжья" / Мордов. гос. пед. ин-т.– Саранск, 1997.– С. 61.
Волчанецкий И. Б. К орнитофауне Ульяновской губернии (Корсунский уезд) // Изв. Саратовск. об-ва естествоисп.– Саратов, 1924.– Т. 1.– Вып. 2-3.
Волчанецкий И. Б. О птицах Среднего Присурья // Учен. зап. Саратовск. ун-та.– Саратов, 1924.– Т. 3 (12).– Вып. 2.– С. 49-76.
Доброхотов М. А., Кнорре Е. П. Класс Птицы // Животный мир Среднего Поволжья (полезные и вредные животные).– Куйбышев: Облгиз, 1941.– С. 60-103.
Евстигнеев В. Ю., Бородин О. В. Авифаунистические находки в Среднем Поволжье // Материалы 10-й Всесоюзн. орнитол. конф., Витебск, 17-20 сент., 1991.– Минск, 1991.– Ч. 2.– Кн. 1.– С. 207-208.
Житков Б. М., Бутурлин С. А. Материалы для орнитофауны Симбирской губернии // Записки Русск. географ. об-ва по общей географии.– СПб.: Тип. М. Стасюлевича, 1906.– Т. 41.– № 2.– 275 с.
Карякин И. В. Конспект фауны птиц республики Башкортостан. – Серия «Фауна Уральского региона». – Пермь: Центр полевых исследований Союза охраны животных Урала, 1998. – С. 180.
Киряшин В. В. Новые орнитологические находки в Ульяновской области // Природа Симбирского Поволжья: Сб. научных трудов.– Вып.1.¬¬– Ульяновск: УлГТУ, 2000.– С. 144-146.
Киряшин В. В. Ещё раз об "ульяновской" горной трясогузке // Природа Симбирского Поволжья: Сборник научных трудов. – Вып. 2. – Ульяновск: УлГТУ, 2001а. – С. 157-158.
Киряшин В. В. Залёт серого жаворонка на территорию Ульяновской области // Природа Симбирского Поволжья: Сборник научных трудов. – Вып. 2. – Ульяновск: УлГТУ, 2001б. – С. 158-159.
Киряшин В. В. Зимовка горной трясогузки на территории Ульяновской области // Природа Симбирского Поволжья. – Сборник научных трудов. – Выпуск 3. – Ульяновск, 2002. – С. 171-172.
Ключевые орнитологические территории России. Т. 1. Ключевые орнитологические территории международного значения в Европейской России. – М.: Союз охраны птиц России, 2000. – 702 с.
Корепов М. В., Васильев Р. А. Интересные находки овсянки-ремеза и трёхпалого дятла в Инзенском районе // Природа Симбирского Поволжья. – Сборник научных трудов. – Выпуск 3. – Ульяновск, 2002. – С. 178-179.
Корольков М. А. Морской зуёк – новый вид куликов в орнитофауне Среднего Поволжья // Природа Симбирского Поволжья. – Сборник научных трудов. – Выпуск 3. – Ульяновск, 2002а. – С. 179-180.
Корольков М. А. Новые виды куликов в авифауне Ульяновской области // Изучение куликов Восточной Европы и Северной Азии на рубеже столетий. – Материалы IV и V совещаний по вопросам изучения и охраны куликов. – М.: Типография Россельхозакадемии, 2002б. – С. 97.
Красная книга Республики Татарстан (животные, растения, грибы). Казань, 1995. – С. 31-95.
Красная книга Саратовской области: Растения, грибы, лишайники. Животные. / Ком. охраны окружающей среды и природ. ресурсов Саратов. обл. – Саратов, 1996. – 264 с.
Ларина Н. И., Голикова В. Л., Девишев Р. А. и др. Влияние антропогенных факторов на формирование комплексов млекопитающих и птиц Саратовской, Пензенской и Ульяновской областей // Влияние антропогенных факторов на формирование зоогеографических комплексов: Матер. докл. 5 межвузовской конф., Казань, 30 сент. – 2 октября 1970.– Казань, 1970.– С. 49-50.
Лентовский М. Н. Промысловые животные, птицы и рыбы Инзенского района // Сб. общ-ва изучения Ульяновского края.– Ульяновск, 1926.– Вып. 1.– С. 13-19.
Лепёхин И. И. Записки путешествия академика Лепехина: Полное собрание ученых путешествий по России.– СПб, 1821.– Т. 3.– С. 119-365.
Лысенков Е. В., Лапшин А. С., Спиридонов С. Н. О гнездовании ходулочника (Himantopus himantopus) в Мордовии // Фауна, экология и охрана редких птиц Среднего Поволжья: Сб. статей по материал. Всероссийск. научно-практ. конф. "Редкие птицы Среднего Поволжья" / Мордов. гос. пед. ин-т.– Саранск, 1997.– С. 87-88.
Масленицкий Т. Г. Краткое топографическое описание Синбирской губернии // Древняя Российская вивлиотика.– М., 1791.– Ч. XVIII.– C. 208.
Москвичёв А. Н., Корольков М. А. Черноголовый чекан – новый вид в орнитофауне Ульяновской области // Природа Симбирского Поволжья: Сб. научных трудов.– Вып. 2.¬¬– Ульяновск: УлГТУ, 2001.– С. 156.
Назаренко В. А., Гайниев С. С. Формирование фауны позвоночных антропогенного биоценоза // Региональные проблемы экологии (Тезисы докладов и сообщений участников конференции экологов Волжско-Камского края). – Ч. 1. – Казань, 1985. – С. 84.
Никифоров М. Е. и др. Птицы Беларуси на рубеже XXI века (статус, численность, распространение) / М. Е. Никифоров, А. В. Козулин, В. В. Гричик, А. К. Тишечкин. – Минск.: Издатель Н. А. Королёв, 1997. – С. 53.
Паллас П. С. Путешествие по разным провинциям Российской империи.- СПб: Импер. Акад. наук, 1809.– Ч. 1.– С. 124-300.
Положенцев П. А., Вебер Я. Х. Животный мир Среднего Поволжья. – Куйбышев, 1937.
Попов В. А., Попов Ю. К., Приезжаев Г. П. и др. Результаты изучения животного мира зоны затопления Куйбышевской ГЭС // Труды КФАН СССР, сер. биол. Казань, 1954.– Вып. 3.– С. 7-218.
Приклонский С. Г., Теплов В. П. Опыт учета численности глухаря, журавля и серой цапли в лесах центральных областей европейской части РСФСР // Труды Окского гос. заповедника. 1962.– Вып. 4.– С. 33-64.
Птицы Волжско-Камского края: Неворобьиные / Под ред. В.А. Попова.– М.: Наука, 1977.– 296 с.
Птицы Волжско-Камского края: Воробьиные / Под ред. В. А. Попова.– М.: Наука, 1978.– 247 с.
Рузский М. Орнитологические наблюдения в Симбирской губернии // Приложение к протоколам заседаний о-ва естествоисп. при Казан. ун-те, 1893-1894.– Казань, 1894.– Т. 25.– Прил. № 142.– С. 1-15.
Сотников В. Н. Индийская камышевка (Acrocephalus agricola) в Кировской области // Русский орнитологический журнал. – Санкт-Петербург, 1996. – Экспресс № 3. – С. 15-18.
Сотников В. Н. Редкие птицы Кировской области // Фауна, экология и охрана редких птиц Среднего Поволжья: Сб. статей по материал. Всероссийск. научно-практ. конф. "Редкие птицы Среднего Поволжья" / Мордов. гос. пед. ин-т.– Саранск, 1997.– С. 93-95.
Сотников В. Н. Сведения о птицах Красной книги России в Кировской области // Фауна, экология и охрана редких птиц Среднего Поволжья: Сб. статей по материал. Всероссийск. научно-практ. конф. "Редкие птицы Среднего Поволжья" / Мордов. гос. пед. ин-т.– Саранск, 1997.– С. 93-95.
Спиридонов С. Кольчатая горлица в Ульяновской области // Охота и охотничье хоз-во.– 1978.– № 12.
Спиридонов С. Н. Очистные сооружения г. Саранска – резерват редких птиц Мордовии // Фауна, экология и охрана редких птиц Среднего Поволжья: Сб. статей по материал. Всероссийск. научно-практ. конф. "Редкие птицы Среднего Поволжья" / Мордов. гос. пед. ин-т.– Саранск, 1997.– С. 95-97.
Степанян Л. С. Конспект орнитологической фауны СССР.– М.: Наука, 1990.– 728 с.
Фролов В. В., Коркина С. А. О статусе редких видов птиц Пензенской области на примере Неворобьиных // Фауна, экология и охрана редких птиц Среднего Поволжья: Сб. статей по материал. Всероссийск. научно-практ. конф. "Редкие птицы Среднего Поволжья" / Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 1997. – С. 46-49.
Фролов В. В., Коркина С. А., Фролов А. В., Лысенков Е. В., Лапшин А. С., Бородин О. В. Анализ состояния фауны неворобьиных птиц юга лесостепной зоны правобережного Поволжья в ХХ веке // Беркут. – 2001 г. – Т. 10. – Вып. 2.– С. 156-183.
Царёв Г. Н. К орнитофауне редких и малоизученных птиц Ульяновской области // Региональные эколого-фаунистические исследования как научная основа фаунистического мониторинга: Тез. докл. научно-практич. конф., 17-19 окт. 1995.– Ульяновск, 1995.– С. 164-166.
Эверсман Э. А. Естественная история Оренбургского края. Птицы.– Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1866.– Ч. 3.– 621 с.
Комментарии
Нет комментариев.
Добавить комментарий
Пожалуйста, залогиньтесь для добавления комментария.
Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.
Помощь
Вы можете внести благотворительные взносы на содержание нашего сайта

Яндекс.Деньги

Карты Visa и MasterCard

WebMoney
Реклама

Мини-чат
Вы должны авторизироваться, чтобы добавить сообщение.

27/07/2015 13:25
Почему птицы не всегда поют громко? http://elementy.ru
/news/432538/Poche
mu_ptitsy_ne_vsegd
a_poyut_gromko

03/01/2015 18:46
Птичьи песни и человечес
кая речь организую
тся за счет сходных генов http://elementy.ru
/news?newsid=43237
8

03/12/2014 18:03
Для кого поют зимой наши птицы?http://
elementy.ru/news/4
32331

28/08/2014 08:30
Зеленая пеночка — «несоверш
енный» кольцевой
вид со сложной историей http://elementy.ru
/news/432285

06/08/2014 04:52
Если с другом вышел в путь, веселей дорога?(Пр
еимуществ
а и недостатк
и межвидовы
х ассоциаци
й мигрирующ
их северных куликов) http://elementy.ru
/genbio/synopsis?a
rtid=419

06/08/2014 04:47
Как оценить выживаемо
сть птиц при помощи кольцеван
ия? http://elementy.ru
/genbio/synopsis?a
rtid=337

02/07/2014 14:07
Одну треть рыбных запасов оставить птицам — новый закон в экологии http://naturschutz
.livejournal.com/8
2452.html

01/07/2014 22:56
Генетичес
кие различия между серой и черной вороной записаны на «островка
х видообраз
ования»http
://elementy.ru/new
s/432277

31/05/2013 01:17
Археологи
идентифиц
ировали древнейшу
ю птицу http://www.vesti.r
u/doc.html?id=1089
879

18/04/2013 00:57
Прерванны
й полёт http://www.trisosn
y.ru/news/society/
11050-2013-04-17-1
2-41-51.html

RSS-каналы сайта






Время загрузки: 0,04 секунд 13,095,036 уникальных посетителей